онлайн казино 707e326b

Самбук Ростислав - Буря На Озере



РОСТИСЛАВ ФЕОДОСЬЕВИЧ САМБУК
БУРЯ НА ОЗЕРЕ
Аннотация
В Озерске во время рыбалки погиб местный ветеринар Андрей Завгородний. Основной версией райотдела милиции был несчастный случай, но сын ветеринара обнаружил черновик письма отца в управление госбезопасности: «У меня был весьма неприятный разговор, который, полагаю, должен заинтересовать компетентные органы.

Во время войны…» На этом черновик обрывался. Накануне к Завгороднему приезжал из Канады его двоюродный брат Роман Стецишин, чей отец был бандеровским куренным атаманом. Фактов более чем достаточно, чтобы в расследование вмешались «компетентные органы», в Озерск приезжает капитан госбезопасности Шугалий.
* * *
Налетел шальной ветер, подхватил посреди улицы клочок газеты и понес, как змея, над крышами. Шугалий смотрел на трепещущую в воздухе бумажку, пока та не исчезла гдето за деревьями.

Сунул руки в карманы пиджака и зашагал по мощенному кирпичом тротуару, подставив спину ветру. Он был уверен, что именно эта улица выведет его к озеру, но оно неожиданно блеснуло справа между домами, и Шугалии повернул в узкий переулок, где на спорыше паслись белые откормленные гуси. Они недружелюбно загоготали и неохотно расступились, а огромный гусак даже попытался ухватить его за брюки.
Озеро начиналось сразу же за домами, и Шугалии остановился пораженный. Он слышал, что Светлое озеро называют Полесским морем, и относился к этому скептически, — каждый, хваля свое, склонен к преувеличениям, но озеро действительно раскинулось до горизонта, сливалось с ним, и ветер гнал по нему высокие волны с белыми барашками.
Присмотревшись, Шугалии различил чуть левее узкую черную черточку противоположного берега, и все же первое впечатление бескрайности не покидало его; он прислонился к обшарпанной ветром одинокой иве и долго стоял, глядя, как накатываются на чистый песчаный берег высокие волны.
Представил, как неуютно сейчас гденибудь на середине озера даже в большой рыбацкой лодке, как бросают ее волны, как зачерпывает она бортом холодную шипящую воду. С такой стихией шутки плохи, и, как он узнал, в бурю даже на больших моторных лодках рыбхоза редко рискуют выходить на озеро. А что уж говорить об обычных плоскодонках…
Увидев неподалеку в заливчике несколько причаленных лодок, Шугалии направился к ним. Залив отделяла от озера широкая песчаная коса, но волны перекатывались через нее, раскачивали лодки, они терлись исцарапанными бортами друг о друга, и в них хлюпала грязная вода.
Лодки были похожи как близнецы: просмоленные, с поломанными решетками на дне, отполированными, почерневшими сиденьями и разбитыми отверстиями для уключин. Только одна выделялась среди них: выкрашенная синей масляной краской, с багажником на носу, запертым большим замком. Даже цепь, прикреплявшая лодку к вбитому в берег железному шкворню, отличалась от других — те давно уже проржавели, а эта, хорошо смазанная солидолом, блестела, и капли воды скатывались с нее.
Лодки принадлежали обитателям приозерных домов — это Шугалии определил сразу. Доски за кормой были приспособлены для крепления подвесных моторов, и от зажимов на них остались четкие следы.

На берегу не было укрытий для моторов, их каждый раз снимали с лодок и тащили домой. А попробуй пронести хотя бы несколько сот метров двухпудовую железяку!
Шугалии огляделся вокруг и направился к нарядному дому с мансардой. Ворота усадьбы были открыты, из них выезжал самосвал. Он натужно заревел, обдав Шугалия острым запахом навоза, — хороший хозяин летом заботится о навозе. Загорелы



Назад